Вопросы и ответы. Часть 2: Весенняя встреча

После событий того лета, закончившихся достаточно удачно для меня, но заставивших задуматься о многом, я посвятил много времени изучению вопроса взаимоотношений полов. Ни к чему не обязывающий флирт с девчонками из разных компаний знакомых, несколько раз даже заканчивавшийся неумелым подростковым сексом который не принес особых впечатлений (обе стороны, много слышали в теории, но с практикой был явный недобор), разговоры на мальчишечьих посиделках под альминку и пиво про это, пересказы про приемы пикапа выуженные из интернета. Но кроме всего этого меня занимал, вопрос который озвучить было никак нельзя, а перевести из плоскости теории в практику еще сложнее. Основным поставщиком ответов был интернет. Было скачано множеств разной тематической и около тематической порнухи, и прочитано десятки статей. Так что я уже вполне точно определил, что гей-порно меня особо не заинтересовало, обычное вполне себе смотрибельно, но при просмотре больше обращаю внимание на то как одеты и ведут себя героини сюжетов, кроме того было еще довольно редкое транс-порно которое вызывало наибольший интерес и желание попробовать этот запретный плод.

К тому времени я уже во всю мог пользоваться гардеробом мамы, но старался делать это аккуратно и не оставлять явных следов, и даже сделав несколько фото в образе со старательно замазанным лицом выложить их на страничке знакомств. Результаты не заставили себя ждать, периодически приходили письма с предложениями о встрече, но желания отвечать они не вызывали. Ужасная грамматика, перебор с матерщиной и все словно написанные под один шаблон. Так что пол года до выпуска я проводил в переодеваниях для себя, и тренировках с длинными предметами вроде огурцов и бананов, включив на компе порно и одевшись в что либо из белья, дрочил представляя себя на месте тех кого видел на экране, одновременно разрабатывая чем ни будь свою попку. Так бы это, наверное, и продолжалось, если бы однажды на почту не пришло письмо, которое в отличи от других удалить по прочтении не захотелось. Написанное нормальным языком, без пошлости и мата, с комплиментами моим фото, оно было простым предложением пообщаться.

После полутора месяцев вялотекущей переписки, мы обменялись фото с лицами, выяснили что живем в разных городах на немалом расстоянии друг от друга, и более менее разобщались. Не сказать чтобы на присланном мне экземпляре был красавец мужчина: 36 лет, обычное лицо — таких множество, рост чуть выше моего, фигура далеко не атлета, даже с некоторым брюшком, но ухожен. Так что говорить об охватившем меня желании отдаться, было бы глупостью. Зато общаться с ним было интересно, и он ни разу за все время не предложил вирта, к которому я отношусь резко отрицательно. Его зовут Александром, что я сокращаю до Алекса. Бывший моряк, отслужив на северах и дальнем востоке год за три вышел на пенсию, работает охранником — рассказать о чем у него есть, многое наверняка байки зато интересные. Я в основном рассказываю о том как одеваюсь в женское и учусь наводить макияж, его это тоже интересует — переодевание его фетиш. Так проходит зима и начинается последняя школьная четверть, я начинаю дико завидовать девчонкам, которые как только устанавливается теплая погода, щеголяют нарядами разной степени откровенности, принцип — чем старше класс, тем короче юбка в действии. Мои заинтересованные взгляды приносят неожиданные плоды в виде нескольких интрижек, со скоротечными отношениями, девчонки словно побесились, и гуляют напропалую.

В апреле это все немного успокаивается, а я получаю письмо от Алекса, в котором между прочим сообщается что, в мае будет в нашем городе проездом. Не знаю почему, мое сердце забилось чаще, и решив что возможно это именно то чего я жду целый год, предлагаю встретиться. Ответ приходит дольно быстро. Он пишет, что очень рад тому, что я хочу увидеться, и сам этого очень желал, но не хотел навязываться. А перед отъездом он пришлет письмо с контактами. Теперь я сам охвачен шмоточной лихорадкой. Целыми днями, обдумывая, в чем буду в мою первую встречу с мужчиной, примеряя и отбрасывая различные варианты макияжа и одежды. Но у мамы в основном взрослое и достаточно строгое, а мне хочется весеннего и яркого.

Наконец решаю что лучше всего будет привнести ролевой элемент, и лезу в кладовку за коробкой в которой давно наткнулся на бережно хранимые в нафталине школьную форму с приложенной выпускной лентой, и свадебное платье. Платье меня не интересует, а вот форма это то что можно использовать, только надо проветрить, выгладить и накрахмалить передник. Под все это дело решено надеть черное кружевное белье и плотные чулки, с бантиками — мама их все равно, почему то не носит. Лихорадочные примерки и подготовка сменяются ожиданием и неуверенностью, а вдруг не получится, отменит поездку или решит, что не стоит. Но, за неделю до майских праздников, приходит письмо с днем приезда и номером телефона. Номер наш, городской, судя по цифрам — где то район вокзала, видимо он снял там квартиру. Так что в назначенный день сбегаю с последних уроков и набрав номер из автомата, с замиранием сердца жду ответа. Трубку наконец снимают, и я слышу довольно приятный голос:

— Алло кто это?

Горло перехватывает, и почему то шепотом я отвечаю:

— Это я, а это Алекс? — потом спохватившись, дополняю.

— Мы списывались через сайт, сегодня договаривались встретиться.

На той стороне трубки, успокоено вздыхают:

— О! Я думал ты испугаешься, и я зря проведу время среди шампанского и фруктов. Тогда жду тебя по адресу и называет улицу, дом, подъезд и квартиру. Когда будешь?

— Через час — отвечаю я.

Это действительно не далеко от вокзала и я через минут пятнадцать, подхожу к стандартной хрущевской пятиэтажке. Проект мне хорошо знаком, у него последний межэтажный пролет на половину отгороженный стенкой, а за ней выход на крышу. Там я и переодеваюсь. День будний люди на работе и меня никто не беспокоит. Сложив вещи в рюкзак, цокаю каблучками туфелек лодочек, спускаясь на два этажа вниз. Нажимаю кнопку двери с указанным номером и с волнением жду. Вскоре в дверях гремит ключ, и на пороге появляется одетый в халат Алекс.

— Ты к кому девочка?

— Если вы Алекс то к вам. Я не опоздала? Как раз час прошел.

На его лице удивление сменяется пониманием

— Неожиданно. Ты что так сюда прямо с улицы?

— Нет, на пятом можно переодеться там загородка, мне хотелось сделать сюрприз.

— Тебе это полностью удалось, заходи.

Прохожу в коридорчик и ставлю рюкзак под вешалку. Квартирка однокомнатная, но явно не съемная. Висят какие то фото на стенах, в комнате видно большую софу напротив телевизор с подсоединенным проигрывателем, кресло у двери. Кухня маломерка — плита, холодильник и обеденный стол двумя стульями. На столе действительно торт, бутылка шампанского и ваза с апельсинами. Закрыв дверь Алекс снимает свой халат, на нем только черные колготки в крупную сетку поверх них шортики-стрейч серебристого цвета.

— Извини, я так буду, ты не против? — смущается он.

— Да нет проблем, я понимаю.

Мне все равно во что он одет, особой красотой его образы не блистали никогда, да и мне сегодня нужно совсем другое.

Перед тем как отправиться на кухню быстро оглядываю себя в висящем на стене зеркале — вроде все в порядке: между чулками и краем юбки два пальца зазора, волосы уложены хорошо, губы слегка подведены розовым блеском, тушь и тени не размазаны. Рука Алекса, подталкивает меня пониже спины, задержавшись на попе чуть дольше положенного, эдакое облапывание и приглашение пройти одновременно.

— И где форму достала, сейчас ее ведь не носят? Она тебе дико идет.

— Из шкафа, осталась от мамы.

— О, и сколько маме лет?

— Это к делу не относится, ты со мной встречаешься или с моей мамой, — обиженно отвечаю я.

— Ну, не дуйся, я просто проявляю вежливость. Выпьем за знакомство? — спрашивает он наполняя бокалы.

Киваю в ответ, вот же звякнув бокалами, медленно  попиваем пузырящуюся жидкость. Ладонью свободной руки как бы невзначай несколько раз оглаживаю поставленную рядом бутылку. Но особой реакции с его стороны нет. Меду глотками ведем общую беседу, из которой узнаю что это квартира его бывшего сослуживца, тот заступил на суточное дежурство, а у него поезд в сегодня в 7 вечера. Так что время у нас ограниченно.

— Тогда может не буде его терять, и переместимся в спальню, — предлагаю я.

— Ого, а ты еще и решительная мне это нравится. Чем займемся?

— Ну, ты же помнишь что я рассказывала, что у меня еще не было мужчин и мне бы хотелось узнать как это. Собственно из-за этого я мы и встретились, не так ли?

— Ну, понимаешь, я даже и не рассчитывал что ты придешь, да и опыта с парнями у меня по сути тоже никакого нет, — чуть помявшись ответил он.

— Замечательно, значит мы в одинаковом положении. В принципе, что то подобное мною ожидалось, поэтому у меня кое что есть, один момент, — подбадриваю я и отправляюсь в коридор, где достаю из рюкзака диск. Здесь у меня кое какая подборка, а у тебя есть на чем ее просмотреть.

Мы оба перемещаемся к плееру, и вот после запуска на экране мигает заставка подборки сюжетов про секс с трансами, выкачанный мною из интернета.

— Ты пока посмотри, а я кое-чем воспользуюсь кое чем.

Запершись в совмещенной с санузлом ванной, стягиваю чулки и трусики Потом свинчиваю насадку душа, и смазываю кончик шланга мылом. Присев на край и задрав платье до подбородка, несколько раз провожу пальцем по напрягшемуся в ожидании процедуры колечку, каждый раз нажимая чуть сильнее, и отработанно ввожу смазанный конец шланга в анус. Переждав первые неприятные ощущения, откручиваю кран с теплой водой и проделываю вышеозначенную процедуру несколько раз пока вода выходящая из меня не становиться чистой. Ну вот теперь все готово, можно одеваться. Облегающая лайкра трусиков с кружавчиками, плотно прижимает член, и попку, а снова натянутые чулки нежной ласковой дымкой, ноги, которые затем втискиваются в объятия туфель лодочек.

Выйдя из ванной вижу, что подходит к концу первый не особо интересный мне сюжет подборки, а Алекс уже лежит на софе приспустив шортики и гладит свой вздыбившийся под сеткой колгот член.

— Не помешаю? — выглянув из-за дверного косяка, задаю ернический вопрос, его рука дергается и замирает.

— Нет, что ты. Как там дела в ванной? — парирует он.

— Я вижу что тебе понравилось то что ты увидел, так что хочу повторить то что сейчас будут показывать, и надеюсь ты против не будешь, но потом жду ответной услуги.

— Конечно, все как захочешь, я в твоем распоряжении.

— Тогда продолжай лежать застегни шорты, и только смотри на меня, это все что нужно.

Сюжет второго ролика мне был знаком наизусть. Улыбаюсь и выставляю ножку в дверной проем, медленно поднимая ее, при этом откидываюсь, назад держась за дверную ручку. То же самое действо происходит сейчас на экране, только на героине в отличие от меня надет лишь голубой пеньюар и поясок с чулками. Алекс смотрит на меня, периодически скашивая глаза на экран, его явно заводит происходящее. Когда мои волосы касаются пола встряхиваю головой, и резко возвратившись в устойчивое положение делаю несколько оборотов вокруг оси (ох и долго же мне пришлось это репетировать, и скольких ударов о ручку и саму дверь пережить), оказываюсь около софы. Несколько просадов с встряхиванием волосами (на экране это эффектнее там волосы ниже плеч, не то что мое каре, но и так сойдет). И вот я опустившись на четвереньки уже вползаю на софу, и протянув руки медленно провожу ими по вздыбленным шортикам. Пальцы расстегивают замочек и гладят покрытую сеточкой плоть оттягивая серебристую ткань ниже.

Сажусь сверху на протянутые ноги Алекса и склонившись кончиком языка провожу по стволу вверх. Вот наконец то что давно ожидалось и прокручивалось в мыслях — я ощущаю вкус чужого члена — он приятен, слегка соленый с легким привкусом смазки и дразнящий, приглашающий попробовать его еще. Оттянув вниз и колготки, с волнением округливаю ротик и надавливаю плотно охватив ими головку, кончик языка подрагивает прикасаясь к мочеиспускательному каналу. Приподняв голову и стараясь не выпустить охваченное губами сокровище, смотрю на своего партнера, пока мой язык гуляет по всей доступной ему поверхности, а руки оглаживают его бока и живот, и постепенно стараюсь насадиться ротиком как можно больше. Видно что происходящее ему очень нравиться, его глаза слегка прикрыты, а губы подрагивают сдерживая учащающееся дыхание. За спиной на экране, я знаю происходит то же самое.

Поиграв, таким образом, некоторое время, и убедившись, что пик удовольствия в этой игре Алексом достигнут, перехожу к сосанию. Елдак заполнивший мой рот то наполняет его то полностью освобождает давая вздохнуть и, создает новые ощущения, как мне так и ему. Он постанывает, а я то ощущая жар и ощущение влажной смазки стекающей на мой язык, то трение и наполненность, слегка мычу и ерзаю своим напряженным членом стянутым тканью трусиков по обтянутым колготами ногам, что доставляет мне дополнительное удовольствие. И наконец неожиданно для меня, член находящийся на половину у меня во рту взрывается струей горячего молока выплеснувшейся и наполнившей весь свободный объем. Руки Алекса обхватывают мою голову, и я не могу вырваться, вынужденно принимая всю порцию, которую дергающийся в моем рту хуй соизволил выстрелить. Плюс неожиданно для себя понимаю, что и мой зажатый между обтянутых сеточкой ног Алекса, член тоже только что освободился от излишка который уже промочил весь вышитый цветочками треугольник, а из уголка губ льется смешанная со спермой слюна

Наконец меня отпускают, и я закашлявшись отплевываюсь, после чего демонстративно слезаю с колен и направляюсь к двери.

— Эй, ты куда?

— Одеваться.

— Прости, что не так?

— Мне не очень понравилось то что произошло только что. Ты что не мог как там? Сложно было хотя бы отпустить? — тыкаю в сторону экрана где как раз крупным планом показывают обкончанное и счастливое лицо «героини».

— Извини, мне было так хорошо, что я уже и не смотрел что там дальше, — говорит он извиняющимся голосом, до того искренне, что решаю простить.

— Ладно, но теперь, я то же самое делаю с тобой, и только попробуй отказаться.

Ему одновременно и хочется и страшно, но желание берет верх, и я получаю его согласие. Ставлю порно на паузу. И став посреди комнаты, демонстративно стягиваю, липкие от собственной спермы трусики.

— Что ж можешь начинать, только натяни колготы и шорты.

И поняв, что от него требуется, Алекс сползает с софы — распластывается у моих ног. Мой член уже полностью восстановил готовность и кокетливо приподнимает подол форменного платья, капая на склоненный затылок Алекса выделяющейся от возбуждения смазкой.

— Соси своей госпоже, подстилка, — неожиданно срывается, банальность из бдсмной порнухи. И вот уже его губы несмело прикасаются головке моего члена.

— Для начала, ублажи его язычком, детка, а потом займешься отсосом.

Язык Алекса, неуверенно облизывает кончик, то отрываясь и останавливаясь, то вдруг неожиданно быстро делая лижущие движения по всей длине. Меня охватывает приятная истома, а пальцы сквозь ткань и ажур бюстгальтера тянуться к соскам, делая вокруг них вращательные движения. Приятное ощущение влажности и теплоты охватывает ствол, Алекс уже без команды понял, что пора переходить к отсосу и делает это очень усердно, хоть и периодически прерывается, чтобы отдышаться. Это и надавливания вокруг альвеол и на кончики сосков, которые тоже вносят приятное дополнение к испытываемым мною чувствам. И вот я уже спускаю в его рот.

— Вот теперь мы можем снова продолжить наши развлечения, ты хорошо справляешься, мне понравилось и я вознагражу тебя, — продолжаю я поддерживать образ строгой госпожи. И судя по его взгляду ему это нравиться.

— Дальше у нас следующий сюжет. Смотри не отходи от сценария, хорошо?

Он лишь молча, кивает, а я тем временем направляюсь на кухню, чтобы прихватить там полупустую бутылку с шампанским и по дороге достать из сумки тюбик с кремом. (Специально для — ) Вернувшись в комнату, снимаю паузу на проигрывателе. А пока идет заставка, вкратце поясняю, что от него хочу. Он смотрит на меня несколько удивленно, но обещает делать что просят. Быстро сбросив школьную форму остаюсь только в черном ажурном лифчике, чулках и туфельках и бросив посреди софы подушку ложусь животом на нее так чтобы попка была задрана повыше. Специально располагаюсь так чтобы мы оба могли одновременно видеть экран, а тем временем, проинструктированный Алекс выдавливает на руку крем и пристроившись сзади сначала смазывает мою дырочку прохладным кремом, и потихоньку начинает массировать ее пальцами, от чего по ней начинает распространяться тепло. Наконец палец, преодолев сопротивление сфинктера, полностью проходит внутрь и начинает делать вращательные и поступательные движения, от чего по всему телу которое вначале пыталось вытолкнуть чужеродный предмет проходит волна расслабленности и даже некоторого умиротворения.

А немного погодя уже второй палец присоединился к своему собрату, периодически раздвигаясь на манер ножниц, они расширяют пульсирующий в такт движениям проход, даря ощущение наполненности. На экране то же самое сейчас проделывают с молоденьким трансиком в красном корсете. Поигравши таким образом еще с пол минуты, я шепчу:

— Начинай. И хотя не вижу того что происходит у меня за спиной, но экран показывает мне как стоящую возле кровати бутылку шампанского, смазывают либрикантом, и подносят к пульсирующему от возбуждения колечку ануса. Легкое надавливание и вот уже и в мою, напрягшуюся в ожидании попку начинает вторгаться точно такое же бутылочное горлышко. Реальность и кино сливаются в одно целое, когда я одновременно с экранным героем издаю легкий стон, от приятной боли которая наполняет меня ниже пояса. Хоть в отличии от обычной, хочется не прервать а растянуть ее. Совершенно неосознанно я стараюсь сделать так, чтобы глубже натянуть себя на этот твердый предмет, по примеру «красного корсетика» который явно подмахивает в такт движущемуся в его заднице горлышку. А когда Алекс наклоняет бутылку и прохладная жидкость с пузырьками газа, выплескивается прямо в мою разгоряченную попку, наступает состояние какой то отстраненной эйфории. Легкое пощипывание пузырьков и контраст холодного и горячего; стимуляция нервных окончаний настолько огромна, что я практически теряю ощущение реальности. Только фрикции в моем анусе, которые приносят волны наслаждения, когда подвигав бутылкой в горизонтальной плоскости, мой ебарь задирает ее почти вертикально и вплескивает новую порцию, связывают меня с происходящим. Это растянутая эйфория кажется практически вечной, я никак не могу кончить. Наконец мой напряженный член сбрасывает все что скопилось в баках внося последний мазок в картину удовольствия чувством полной опустошенности, при этом меня начинает бить крупная дрожь.

— Эй ты в порядке, все нормально? — возвращает меня в реальность осторожное потряхивание за плечо. Только и могу пролепетать нечто в том смысле, что да, все в порядке, продолжай.

С громким чмоканьем горлышко покидает мою порядком растраханную задницу, а ее место занимает обычный член. Я все так же стою раком, и отстраненно смотрю на экран где намотав на руку длиннющие волосы толстый мужик с оттягом ебет «красный корсетик». В попке хлюпают остатки шампанского, а меня периодически шлепают по ягодицам, что вносит нотку приятной боли в процесс достаточно рутинной ебли (Алекс особо не заморачивается и просто размашисто трахает меня, стараясь засадить поглубже), а я подмахиваю стараясь держать такт. Хотя, наверное, это я несправедливо к нему отношусь. Все таки, он подарил мне такую феерию чувств, которую не так то легко повторить. А когда ощущения еще такие яркие что их помнит каждая клеточка, то сравнение явно не в пользу того что сейчас происходит. Наконец навалившись на меня, и загнав свой член так глубоко, что я вскрикиваю, он кончает. Некоторое время мы просто лежим на боку, его член так и остается во мне.

— Тебе понравилось? — задает он мне банальный вопрос.

Искренне отвечаю что да. В конце концов, я же не уточняю что именно.

— Нам надо скоро собираться, у тебя поезд, — напоминаю я. Но мы еще десять минут остаемся в том же положении, а я чувствую как постепенно опадает его член внутри меня. Когда он вынимает его, из меня выливается смешанная с шампанским сперма, так что приходиться менять простыни и покрывало на софе. Пока он этим занят, привожу себя ванной в порядок и одеваюсь в обычную повседневку. Измазанные в сперме трусики, и чулки засовываю в отдельный пакет чтобы постирать, остальное укладывается на место освободившееся в рюкзаке, плюс на прощание, Алекс дарит мне, свои серебряные шортики, на память, размер у нас сходный. Мне дарить нечего, и я просто провожаю его до вокзальной площади, после того как он отдает ключ соседям, а потом сажусь на автобус и еду домой. Больше мы с ним не виделись, но общение поддерживаем до сих пор.