Новая жизнь. Часть четвёртая

Возможно это был единственный и самый лучший и спокойный день из всех совместно проведённых с Хозяевами. Больше поблажек и послаблений ему не давали. Каждый день был на пределе и за пределами. Каждый день был полон осознаний о том, что он переступает грани себя, всё дальше и дальше. Каждый из дней ломал его и всё внутри. Подчинение, без права на ошибку, без права слова, без права отдыха. В короткие часы снов это не отпускало и там. Дрессировка, как собачка, как робот, он только исполнял приказания, без права на сострадание. Мысли о побеге медленно терялись в этом непрекращающемся кошмаре.
Боль стала неотъемлемой частью чувств и заняла лидирующее место. Тело постоянно украшали новые шрамы и рубцы, он выполнял всё по приказам, не смея ослушаться, если результат не удовлетворял Хозяев, его строго наказывали. Лишение еды и воды, пытки током, водой и огнём, плети, стеки и даже кнуты, наказание всегда было изобретательным. Били плетями и для профилактики, каждый день. Язык тоже украсил прокол. 3 дня ему после этого давались послабления и он был освобождён от принуждений к оральному сексу. Парень, который делал проколы, выполнял и грязную работу, так же на нём висела большая часть технических вопросов, он всегда помогал, когда его звали Хозяева, выполнял всё о чём они просили, но никогда не участвовал в играх и даже пальцем не прикасался к Ники, если только это не было необходимо. Ники так и не понял, платили ли ему Хозяева или парень делал всё по принуждению или же по доброй воле, оставалось неясным, что их связывало, но то, что он их не предаст было и так понятно.

Попку сучки тренировали, анальные пробки находились там, даже когда он спал. Руки постоянно скованы в изощренных, но всегда разных положениях, а тяжёлый ошейник с цепью и кожаные ремни с замками чаще всего были единственной его одеждой, хотя порой Хозяева одевали его как куклу. Чулки, юбки, платья, все сумасшедшие и фетишные. Так в латексных чулках и корсете с юбкой, на высоченных каблуках на которых и так было трудно устоять и с огромной пробкой в попке он играл служанку. Внизу между щиколоток была пропущена цепочка, на сосках прикреплённая к золотым серёжкам, так же и руки в чёрных же латексных перчатках скованы спереди, когда он что-то подносил и сзади, когда он убирал ртом и смахивал пыль щёткой пушистой на конце, закреплённой у него в попке. Кончать запрещалось, так же, как и мастурбировать, на членике постоянно стояли специальные приспособления, не позволяющие кончить. Разрешение получить оргазм надо было выпросить или заслужить. Он научился делать первоклассный минет, и даже подавлять рвотные спазмы. Наркотики были нечастым явлением и ему давали различные препараты, когда хотели усилить и ужесточить его ощущения. Он вообще старался не плакать, но наркотики часто провоцировали его на это. Мало говорить, мало просить и мало думать, он учился этому.

Так, однажды он остался привязанным, стоя спиной к стене полностью обездвиженный, обколотый и обкуренный какой-то дрянью, в ту ночь ему разрешили кончать, сколько он пожелает, в тот момент на плазме ему показывались отснятые видео с его присутствием, самые смачные моменты, все его слёзы, боль и унижения, при этом фак машина не прекращая насиловала его анал гигантским хуём в бешеном ритме. Колокольчики на сосках перезвякивали, а кляп мешал несмолкающим крикам. Снимали его оттуда уже в бессознательном состоянии. Бандаж был отдельной темой. Как будто они давно тренировались и знали все фишки правильного шибари. Ники каждый раз удивлялся, как его фиксировали так, что он не мог пошевелиться почти совсем, как перетягивали верёвки и располагали узлы на чувствительных точках тела. Самым страшным было, когда его в таких положениях подвешивали, оставляли вибратор внутри, работающий со всей силы, и качнув как качели уходили. Он оставался в таком положении, пока у игрушки не кончались заряды батарей, а потом Хозяева вспоминали о нём, выныривая из своих психоделичных марафонов. У Ники было место в основной зале, где происходили игры, угол с засранной подстилкой, там он оказывался, когда был не в состоянии добраться до комнатки с матрасом. Цепь так же приковывалась к стене, так что он не смог бы встать выше, чем на колени. Миска с водой и миска с собачьим кормом. Хозяину нравилось иногда разбавить воду в миске своей мочой. Подстилка была испачкана в крови и прочих выделениях, рвоте и ссанине. Ники был собачкой, гавкал по приказу и изображал радость при появлении Хозяев, приносил предметы в зубах и вилял попкой. Улыбался в камеры, улыбался сквозь слёзы, улыбался по приказу. Потерялось время, разбилось как стекло на кусочки и разлетелось в неизвестность.

Он не знал сколько прошло в таком темпе, но однажды Хозяева дали ему выходной. Целых 2 дня его не трогали. Он оставался в своей комнатушке, ему позволили выспаться, Геро приносил ему еду и воду, а так же баночку мази от Госпожи, которой Ники было велено смазывать все раны и синяки, руки и попку так же оставили свободной. Парень по обыкновению молчал, Ники раз пытался с ним заговорить, но ответа не услышал. По истечении срока, Господин отвёл Ники в душ, где сучка привела себя в порядок. После чего Госпожа выдала ему саквояжик с косметикой и пакет со шмотками и Ники вернулся в свою комнатку.
Вся одежда была чёрной. Кожаные ботфорты на каблуке и со шнуровкой плотно облегали ноги и заканчивались выше колена, из них выглядывали чулочки с узорами, похожими на переплетённые языки пламени уходящими вверх по бёдрам, дальше шли интересные латексные шортики, коротенькие со шнуровкой на бёдрах, и с молнией сзади так, чтоб можно было получить доступ к дырке, не снимая их совсем. Наверху безрукавка, в обтяжку, она явно шилась на заказ. Плотная ткань, дополнительная подкладка, вшитые ремни, на которые она и застёгивалась, облегая торс, кольца вделанные с внешней стороны. Ники долго её разглядывал и пришёл к выводу, что она сделана специально для удобного подвешивания и фиксирования. Чёрные кожные ремешки на щиколотках, поверх сапожек, и на бёдрах чуть выше того места, где ботфорты заканчивались, на запястьях и выше сгиба локтя, все без замочков, на ремешках и с кольцами. На руках перчатки без пальцев, чёрный лак на ногтях, волосы собраны в хвост на затылке, только несколько прядок свисали на накрашенное личико. Глаза, подведённые длинными стрелками с верхнего и нижнего века, ресницы, минимум теней, красная помада на губах. Через полтора часа он стоял на коленях на матрасе и опустив голову вниз слушал Госпожу.

 — Мы считаем, что ты уже многому научился и сегодня твоё послушание и твои навыки должны быть проявлены в полной мере, чего бы тебе это не стоило. Ты поняла, сучка?
 — Да, Госпожа, — смиренно проговорил Ники, размышляя о том, что же ему приготовили Хозяева.
Девушка поменяла ошейник, железный, глухо звякнув, упал на матрас, Ники не сделал попыток дотронуться до шеи руками, хотя хотелось, но он научился не замечать своих желаний. Новый был легче, почти невесом. Чёрный, кожаный, на пряжке, с кольцами и цепочкой.
 — Подними голову, одной рукой возьми волосы и подержи над головой, чтоб мне не мешало.
Ники выполнил, то что приказали, смотря себе на колени, не смея без разрешения поднимать взгляд. На глаза легла повязка, бархатная с внутренней стороны, девушка застегнула её сзади, и он лишился одного из органов чувств.
 — Отпускай. Садись на попу, ноги согни перед собой.
После девушка защёлкала миникарабинчиками, сковывая цепочкой вместе руки, ноги и ошейник. Теперь сучка не смогла бы встать в полный рост, но длинны цепочки вполне хватало, чтоб двигаться на четвереньках.
 — За мной! — скомандовала девушка и Ники встав рачком поспешил за ней. Идти было не больно, сапоги предохраняли чулки от нечайных разрывов, а перчатки на руках ладони от неприятных маленьких камушков, что было несомненно плюсом, ибо Ники не видел дороги и не мог выбирать, куда ставить руки или ноги.
Вскоре до него донёсся звук голосов, становящийся  всё ближе и через некоторое время они вошли в знакомую залу, Ники почувствовал это по акустике, и здесь находился явно не один человек. Они остановились и девушка приказала сесть. Ники как послушная собачка опустился на колени рядом с Госпожой. Девушка отпустила поводок. Голоса смолкли. Пальцы потряхивало, а губы под помадой были наверно бледнее снега. Ники уже понял, что у них гости, но боялся того, что несёт этот визит. А все мысли по этому поводу в голове были сплошь чёрного цвета, как и его сегодняшняя одежда.
 — Господа, хочу представить вашему вниманию чудесную игрушку. Она послушна, красива, обучена и будет стараться заслужить ваше внимание любыми средствами. Наслаждайтесь! — провозгласила девушка и сняла с Ники повязку, шепнув ему на ухо, — Смотри.

Ники поднял взгляд проморгался, привыкая к свету и обвёл глазами залу. Она сильно изменилась за эти 2 дня, образовалось несколько диванчиков, обтянутых белой кожей, рядом столики на колёсиках с едой и разнообразным дорогим алкоголем, на одном из них на подносе существенной такой горочкой кокаин. Целых 3 больших плазмы стояло напротив диванчиков. Между плазмами и диванчиками круглая кровать, и тоже белая кожа. Чуть вдалеке столы и стенды с большим выбором приспособлений для игр, как на выставке. Много света. На диванчиках расположились люди, шестеро, пересчитал Ники. Все в дорогих костюмах, кто-то держал бокал, кто-то курил сигару, а кто-то растягивал галстук на шее. Оценивающие взгляды устремлены на него. Ники нервно сглотнул, в горле пересохло.
В этот момент в комнату вошёл Господин, в футболке и шортах ниже колен, прошёлся через всю комнату и откупорив одну из двух принесённых бутылочек пивка присел на подлокотник дивана.
 — Ну как вам десерт, Господа? — осведомился он, не отрывая взгляда от стоящего на коленях Ники, которому показалось, что Хозяин заметил и нервную дрожь и страх, плескавшийся в глазах.
 — Отлично.
 — Хорошо.
 — Красивая игрушка.
 — Посмотрим, что он может.
Отозвались мужчины на разные голоса.
 — Иди сюда! — властный приказ, перекрывший все голоса разом. Все, в том числе Хозяин и сам Ники взглянули на говорившего. Волевое лицо, накаченное тело, расстёгнутая на полгруди рубашка с завёрнутыми до локтя рукавами, пиджак он уже давно снял. Ники понял, что приказ обращён к нему, но не спешил. Во-первых боялся и честно не хотел идти, а во-вторых этот чужой дядя был ему некем, а следовательно Ники будет слушаться только своих Хозяев. Ники взглянул на своего Господина, правда ему этого не разрешали, но и не запрещали, Госпожа сказала смотреть и он смотрел. Прямо в глаза Хозяину, пытаясь прочитать, что ему нужно делать. Сучка медлила, а Хозяин улыбался.
 — Ползи сюда, шлюшка! — наконец проговорил он и его улыбка стала заметно шире, а в глазах играли огоньки торжества, он наслаждался ситуацией. Ники поднялся рачком и двинулся к Господину. Остановился перед ним, встал на колени. Дальше сидели мужчины и молча наблюдали.
 — Слушайся и делай всё, как скажут тебе эти люди. Обращайся к каждому из них вежливо и называй «Господин». Ты понял?
 — Да, я понял Хозяин, — Ники наплевал на всё и поднял полные слёз глаза на Господина. Он держал слёзы, нельзя было допустить, чтоб они вылились за пределы глаз. Он был готов, что Хозяин ответит ударом, и всё же шёл на это. Но удара не последовало, Господин продолжая улыбаться, провёл сучке по лицу ладонью, фактически погладил, докоснулся двумя пальцами по губам. Это можно было считать проявлением нежности, нежности давно уже забытой Никиткой по отношению к себе, и невозможно редкой от своих Хозяев.
 — Пройдись рачком перед джентльменами, дай себя потрогать и оценить, — приказал Хозяин и его рука соскользнула.
Больше Ники медлить не стал. Не важно с какой целью здесь эти люди, снимали ли они его, как проститутку, покупали на совсем или даже случайно сюда забрели, слёзы всегда всё усложняли. Он уже почти разучился жалеть себя за время проведённое в бункере. И сейчас была ясна задача, а у него оставалась только надежда. Ники снова встал рачком и медленно двинулся вдоль диванчиков. Госпожа в это время прошла через комнату и приняв из рук Господина вторую принесённую им бутылку пива, села так же как и он на подлокотник дивана с другой стороны. Таким образом мужчины оставались между ними, и Ники направился к ней. Останавливаясь перед каждым из присутствующих. Руки заскользили по его телу, чужие и грубые, ощупывали во все местах, ему хотелось закричать и сбросить их с себя. Пахнущие сигарами пальцы оказывались у него во рту, и он их облизывал. Его звонко шлёпали по попке, просили гавкать и целовать руки. В итоге он добрался до места, где сидела Госпожа и опустился перед ней на колени.

 — Ну как вам? Это то, что вы хотели? — спросила у них девушка.
 — Да, вживую он намного приятней, чем на видео, — ответил за всех мужчина, который первый приказывал Ники. — Поднимем бокалы!
И они чокнулись, джентльмены своими бокалами, его Хозяева бутылками с пивом.
 — Начинаем! — девушка хлопнула в ладоши и на плазмы вывелось 3 разных изображения, показывающих комнату под разными ракурсами. Мужчины удивлённо уставились на экраны и завертели головами.
 — Это наша гарантия, — проговорила девушка, — я надеюсь вы ничего не имеете против, обещаю, что при благоприятных раскладах информация останется полностью засекреченной.
Мужчины переговаривались, потом согласно закивали головами. Девушка хлопнула в ладоши ещё раз и помещение наполнила расслабляющая музыка. Развлечение начиналось.
Первое время мужчины просто пили, ели и видимо настраивались на нужную волну. Девушка отстегнула все цепочки и потянув за ошейник отвела к кровати, велев залезать. Ники встал рачком, лицом к диванам. Руки Госпожа скрепила ему сзади на запястьях и выше локтя, протянула кожаные ленты через грудь, чтоб ослабить давление на руки и подтянула всё вместе на цепочке вверх. Ники всего трясло, его не на шутку пугали эти люди. В рот девушка вставила кляп, красный шарик на ремнях, ноги развела в стороны и зафиксировала по краям кровати. Он остался обездвижен, наедине с неприятными взглядами. Девушка вернулась назад и сев прикурила сигаретку. Мужчины наблюдали за всем этим и уже некоторые прикладывались к белому порошку.
Наконец один из них, тот самый, поднялся и потянулся разминаясь, после чего отправился к Ники. Ещё раз ощупал всего, нашёл спрятанные на безрукавки молнии и расстегнув, обнажил сосочки, серёжки сверкнули. Пооттягивал немного, побил ногтями, раскачивая колечки, после чего отправился к Никиной попке, не церемонясь расстегнул молнию и там, осмотрел внимательно всё, открывшееся его взору, приложил палец к колечку сфинктера и надавил, Ники весь напрягся и не пустил в себя палец. Мужчина остался удовлетворенным от того, что жопа не расхлябанна, не удивительно, те пробки, что вставляли ему Хозяева на протяжении всего месяца растягивали его изнутри, проход же всегда был туго стянут у основания. Он застегнул молнию обратно и отправился к стендам. Вскоре он хлестал его плёткой, обхаживая по всему телу, было больно, но если честно, Ники был благодарен Госпоже за подарок, одежда поглощала большую часть. Вскоре к нему присоединились ещё сразу двое. Они так же облапывали Ники во всех местах. В это время Господин номер раз подвешивал грузики к сосочкам сучки. Сучка же тихонько стонала в кляп, слюньки нитями спускались вниз на белую кожу кровати.

 — Сейчас я тебе покажу, как надо трахать такую тварь как ты, — Господин номер раз расстёгивал молнию на брюках. Ники задёргался и замычал в кляп с удвоенной силой, ему не хотелось, чтоб его трахал непонятно кто, не хотелось, чтоб это видели Хозяева, что за глупость, ему было страшно, слёзы уже грозили несдерживаемыми потоками вылиться с глаз, и он их изо всех сил отгонял, но всё же это первый человек, который сейчас собирался его трахать, до этого это делали лишь те парень с девушкой, которые сейчас сидели на диванчике с пивом в руках и внимательно за всем наблюдали. Но его желания были никому не интересны, он здесь игрушка.
Мужчина вывалил стоящий внушительных размеров хер прямо под нос сучке, поводил по губам, обмазывая в слюнях. Зашёл ему за спину и вжикнул молнией, церемониться не стал, крепко ухватил за бёдра и со всего размаху всадил на полную длинну. Ники закричал сквозь кляп и из глаз брызнули слёзы. Люди засмеялись. Смазки было явно недостаточно, он прошёл почти всухую и это было очень больно. Господин номер раз застыл на несколько секунд, наслаждаясь облегающей пульсирующей от боли дырочкой и потом задвигался в бешеном ритме, выбивая из сучки весь воздух, Ники зажмурился и сжал в зубах кляп. А другие двое продолжили его лапать и оглаживать. От этих прикосновений хотелось блевать.
Через некоторое время один из них занял положение у его рта, сняв кляп и велев сосать, Ники натянулся ртом и эти двое продолжили его трахать двигаясь, в унисон друг другу. Третий же взял плётку и охаживал ею Ники со всех сторон. Слёзы лились и уже при таком минете их было не сдержать. Косметика не текла, предусмотрительная Госпожа позаботилась об отсутствии некрасивых разводов от потёкшей туши и дала ему водостойкую.

Через некоторое время дыхание Господина сзади участилось и он задвигался ещё быстрее. Ники понял, он готов кончить и радовался такой мелочи, как сперма, которую он оставит, это будет ему смазкой и облегчит дальнейшие проникновения. Но и тут надежды Ники потерпели крах, перед самым финалом мужчина вынул и кончил в свой опустевший бокал. Показал его сучке и отставил на столик позади. После поменялся местами с тем, кому Ники делал минет.
 — Оближи. — Ники покорно взял в ротик обмякающий член, он пах только спермой, попка Ники была чистой, он её тщательно подготовил в душе, уже понял, что так легче по целому ряду причин, и делал это без напоминания. В этот момент, тот кто бил его плетью зашёл сзади и так же без смазки впердолил сучке до упора. Ники сново заорал и чуть не прикусил Господина номер один, но тот ловко извлёк своё орудие у сучки изо рта и отвесив пару существенных пощёчин уступил место предыдущему, вернувшись на диванчик. Ебля продолжилась, они сменяли друг друга, и все аккуратно кончали в стаканчик. Сучка прошла по кругу, его трахнули пожалуй уже все по разу побывав с обеих сторон, бывало Ники облизывал сразу 2 члена, насасывая их по очереди. Его так никто не пожалел и не предложил смазку, поэтому все они сначала входили на сухую, а потом шли к его рту за тем, чтоб он их почистил или уже отдохнувших удовлетворял по новой. Только Господин номер два, тот который сразу вснул сучке в рот всё никак не мог кончить, но не спешил к его другой дырке. Ники старательно обсасывал всё, что попадало ему в рот с одинаковым усердием берясь за новые хуи, но он уставал, и безумно хотелось пить. Наконец Господин номер два задвигался быстрее и пропихнул хер до упора в глотку сучке, держа крепко его голову и не давая вырваться и вздохнуть, в итоге феерично кончив, вылив по видимому целый поток спермы прямо Ники чуть ли не в желудок, всё до последней капли. Отпустил, Ники с шумом втянул воздух, пытаясь отдышаться, он готов был поклясться, ещё несколько секунд и сучку бы отпевали, ему даже было всё равно на работающий в жопе член. Господин номер два пошатываясь отошёл к дивану и плюхнулся, наливая спиртного и берясь за белый порошок. Скоро его догнал и товарищ, двигавшийся в сучке сзади, опять же кончив в стаканчик. И Ники остался один, обвис на верёвках, тяжело дыша, дрожь сотрясала его тело.

Мужчины переговаливались друг с другом и с его Хозяевами, что-то доказывая. Наконец девушка подошла и подсунула Ники под нос полотенце, лежащее на ладони, обтёрла ему лицо.
 — Госпожа... Госпожа, пожалуйста... — его голос заметно ослаб и дрожал, — пожалуйста... можно мне попить...
 — Скоро попьёшь, шлюшка, терпи.
Девушка сняла грузики с сосков, отстегнула ноги, затем цепь и Ники рухнул лицом в кровать, не имея сил двигаться, сняла ремни и освободила руки. Взяла со стенда вибратор средних размеров приказала, — Смотри!
Ники с трудом поднял голову на голос. Девушка перед его носом обильно поливала игрушку смазкой из тюбика.
 — Спасибо, Госпожа, спасибо, — прошептал он, и через пару мгновений почувствовал приятную прохладу от смазки, когда вибратор проскользнул внутрь. Девушка включила слабый режим и вернулась к сучке спереди. Подняла ногу и поставила на кровать, перед носом у Ники оказался пыльный, латексный сапожок, уходящий вверх под обтягивающие джинсы.
 — Чисти!
Опираясь на руки, но не вставая, он принялся целовать и облизывать грязь с её обуви, песок заскрипел на зубах.
 — Старайся, чище! — подбадривала его она. Через некоторое время она поменяла ноги и оба сапога остались чистыми. После чего взяла недлинный хлыст и велела Ники поднять бёдра. Он еле встал и закусил губу, но Госпожа не стала бить его больно, скорее её удары были эффектными и красивыми, для тех, кто наблюдал с диванчиков. Девушка нагнулась и усилила вибрацию, так же открывая ещё больше молнию и освобождая его яички и членик, который ни разу за всё сегодняшнее время даже и не подумал вставать. Госпожа взяла его в руку и немного помассировала, после девушка перешла к сосочкам, поглаживая их мягкими пальцами. У Ники оказалась такая ситуация, что он был совершенно свободен, во время игры, то есть никакие путы его не держали, и он легко мог оттолкнуть её руки или даже её саму. Но почему-то не хотел, может недели дрессировки так на него подействовали, но он даже не помышлял об этом, как будто невидимые путы его держали, сотканные из слов и её взглядов.
 — Подрочи себе, сучка, так чтобы нравилось!

Ники протянул руку и принялся за дело, сначала медленно, но всё быстрее, Госпожа ходила вокруг, смотря, на него и переодически опускала кнут на его тело. Когда ей это надоело, она присела перед ним на корточки и протянула пальчик, — Пососи, — Ники послушно взял пальчик в рот и принялся обсасывать его, лаская язычком внутри. Но оргазм всё не приходил. На самом деле Ники сейчас специально медлил, он не получил разрешения кончать и не хотел лишних наказаний, но удавалось это ему со всё меньшим успехом. Девушка другой рукой подёргала его немного за сосочки, пододвинула пультик и усилила вибрацию, погладила его по голове, откидывая прядки волос, забившиеся в рот, задержала тёплую мягкую ладошку на щеке, поглаживая. — Посмотри в глаза, детка.
Ники поднял взгляд, он забыл, когда последний раз она к нему так обращалась. В зелёных глазах горела теплота. И были только эти глаза и мягкая ладошка на щеке, а диваны, важные, как индюки ёбари, с белыми ноздрями и каскрасневшимися от алкоголя лицами, жадные камеры и всё прочее потерялось где-то далеко. Ники остановился, рука на члене и язык во рту, он на мгновение застыл, наслаждаясь моментом.
 — Го... фпа... ша, — девушка освободила ротик сучки и принялась гладить пальчиком по губам, очерчивая контур.
 — Госпожа, — Ники сам не понял, как ему удалось произнести это ровно и без дрожи в голосе. Но больше он ничего из себя выдавить не мог. Ники опять медлил, его гладили по губам, уже второй раз за сегодня он получал ласку. Он готов был кончить, но теперь ему было плевать на наказание, он оттягивал момент, потому что подольше хотел насладиться этими глазами и руками. Его била крупная дрожь и все мышцы были напряжены.
 — Ну что же ты? Я разрешаю, кончай!
 — Спасибо, спасибо... — прошептал он.
И Ники кончил, успел увидеть губки Госпожи, изогнувшиеся в надменной улыбке и его накрыло волной оргазма, он на некоторое время потерялся в этой лавине. Потерялись и зелёные глаза и тёплые руки. Крик стоял в ушах, он даже не понял, что это его крик. Когда вынырнул, то уже лежал свернувшись калачиком и тихонько плакал, пряча лицо в ладонях, боль была где-то внутри и не имела ничего общего с физической, девушка отошла и снова о чём-то спорила с присутствующими, весело смеясь.

Дальше был небольшой релакс. Господа отдыхали на диванчиках, а Ники ползал у них в ногах и упрашивал дать пососать.
 — Пожалуйста, Господин, я хочу взять его в рот. Я хочу полизать вам яйца.
 — Пожалуйста, Господин, кончите мне в рот, я хочу глотать вашу сперму.
 — Господин, пожалуйста, трахните меня в мою блядскую дырку, пожалуйста, я хочу ощущать ваш твёрдый член, ходящий в моей жопе.
 — Пожалуйста, Господин, я ваша шлюха, используйте меня.
Ники старался, как ему и приказал Хозяин. Он называл каждого из них своим Господином. И они расслабленно пользовались его услужливыми дырками, не отрываясь, впрочем от еды и алкоголя. А его Хозяева так и сидели по сторонам диванчиков и наблюдали, они не пили много, не ели и не прикасались к порошку, только почти постоянно курили, как он не бросал случайный взгляд, так замечал в пальцах сигареты.
Через какое-то время ему приказали вставать напротив и поставили перед ним миску. Ник уже давно хотел пить, да и запахи деликатесов сводили с ума, он с самого попадания в бункер не ел ничего кроме собачьего корма и безвкусных каш, хотя эти мысли и были где-то очень далеко.

 — Пришло время обеда, сучка! Хочешь есть?
 — Нет, спасибо, Господин.
 — Неправильный ответ!
Господин затушил сигарету и одним пальцем осторожно подвинул пепельницу с края стола, она упала на пол, раскидав всё содержимое.
 — Убери. Держи руки за спиной и собери всё в пепельницу своим грязным ртом.
Ники подполлз рачком ближе, сцепил руки за спиной и одними губами стал собирать окурки по одному, перенося их обратно в пепельницу. Когда он закончил, Господин велел ему слизывать и глотать оставшийся на полу пепел. Это было почти невозможным, учитывая то, что у Ники уже давно пересохло во рту. Но в итоге он справился и Господин приказал ему возвращаться назад к миске.
 — Ты хочешь есть, грязная шлюшка?
 — Да, Господин. — на этот раз ответ оказался верным.
 — Сейчас я тебя и накормлю и дам напиться. — мужчина поднялся с дивана и отправился к столику, рядом со стеллажами. Вернулся со стаканом в руке, полным спермы.
 — Коктейль любви! — и вылил всё содержимое в миску.
Никиту замутило. Одно дело глотать, когда тебе кончают в глотку, или даже слизывать откуда-либо, а совсем другое выпить такое колличество. Он сегодня то только первый раз попробовал чужую сперму. До этого только свою или Хозяина. А тут ему предстояло выпить то, что накончали 6 разных мужчин. Тошнота поднималась вверх. Пепел от сигарет был слаще, он быстрее согласился бы собрать ещё пару раскиданных пепельниц, чем проделать такое.
 — Тебе лучше сделать это самостоятельно, или я вставлю тебе в рот расширитель и просто залью всё тебе в глотку! Ну же, приступай, лакай, как собачка.

Ники поставил руки по сторонам миски и изогнулся поднимая попку, наклонился лицом вниз. Невольно втянул воздух. Очередной приступ тошноты. Лучше не нюхать, это точно. Опустился ниже, обмачивая губы. Холодная. Вынул язык и окунув быстро втянул обратно. Сглотнул. Резко зажал рот рукой, рвота рвалась наружу.
 — Так не пойдёт! Тебе не нравится угощение?
 — Нравится, Господин, — сдерживая рвотные позывы пролепетал Ник, — спасибо, Господин.
Он не представлял, как ему это всё впихнуть в себя.
 — Тогда выпрямись, бери миску в руки, и пей всё залпом, потом покажи нам чистую миску и рот. Не пророни ни одной капли. И не вздумай блевануть! Будешь собирать свою блевотину ртом и так до тех пор пока это всё не останется у тебя в желудке.
Хуже и быть и не могло. И проблема была в том, что он ну никак не мог отказать этому « приятному джентельмену». Но как только он думал о том, что ему надо сделать, то приходилось глубоко дышать. Там целый стакан, так что за один глоток не получится. Как минимум три, если набирать полный рот, а то и больше. О, боже, он всё пытался отогнать мысли о том, что это. Пересел на колени. Взял двумя руками миску. Завёл взгляд к потолку. Поднёс к губам, запретил себе думать и сделал первый внушительный глоток. Не останавливаться. Ники застонал из глаз выкатились слезинки, но он продолжил пить. Вскоре миска опустела. Он зажал рот одной рукой и зажмурился. Нельзя блевать. Нельзя. Когда это всё закончится он освободит свой желудок. Но только не сейчас. Сглотнул подкатывающий к горлу ком и глубоко вздохнул. Протянул к диванам руку с миской и открыл рот. Он сделал это, у него получилось.
 — Молодец, сучка! — голос его Хозяина. Как иронично, его так редко хвалили. И теперь Хозяин говорил, что его сучка молодец, потому что он выпил стакан чужой спермы залпом и не сблевал. Но таким образом, заканчивал это и Ники не пришлось вылизывать остатки, стекающие по стенкам. — 15 минут перерыв, сейчас мы всё подготовим для следующего развлечения. А ты пока ползи сюда.
Ники отставил миску и встав на четвереньки двинулся к Хозяину, пересел на колени, опустил голову вниз.

Его Госпожа предложила мужчинам выйти из залы и сопроводить их в уборную, чтобы они смогли освежиться. В комнате они с Господином остались на короткий миг одни. После чего появился Геро и стал сдвигать кровать, колдуя с цепями, спускающимися сверху.
 — Иди ближе.
Ники придвинулся и оказался головой между ног у Хозяина, сучка боялась, что Господин может заставить его сделать минет. И это было невозможно по двум причинам. Ник не хотел испачкать член своего Хозяина и уж тем более сблевать с ним во рту прямо между ног у Господина. Но вместо этого Хозяин положил руку ему на голову и мягко притянул к себе, позволяя лечь щекой на ногу. Это была награда. Награда за выносливость и силу воли. Хозяева его редко награждали в последнее время, если не считать поджопников. Господин гладил его по голове. Ники затих. Это продолжалось некоторое время, Никите хотелось спать, так хорошо ему было и абсолютно плевать на чужих людей, находившихся где-то рядом, но он боролся со сном, не хотел переставать чувствовать тёплую руку Господина.
 — За мной. — скомандовал Хозяин, поднимаясь, скидывая с себя разомлевшего Ники и потягивая за цепочку поводка. Ники повертел головой, протёр рукой глаза и двинулся за ним.
Господин отвёл сучку в туалет, позволил пописать и дал попить воды, умыться и немного привести себя в порядок. Ники хотелось немедленно вывернуть содержимое желудка, но он не рискнул проверять на прочность хрупкую доброту Хозяина.

После чего Господин велел ему снимать сапоги. Ники подчинился, и Хозяин помог натянуть на себя поверх шорт и чулок причудливое переплетение кожанных ремешков. Снизу на ногах широкие кожанные полосы, они начинались сверху где-то у пальцев ноги и плотно обнимали ногу примерно на две трети икры, снизу посередине ступни проходя скрешёнными ремнями, всё это крепко фиксировалось и застёгивалось на пряжки. Вверх от них тянулись ремни до самого пояса на бёдрах с внешней стороны, а на них кожаные полосы, обнимая ногу в нескольких местах, так же на пряжках и с кольцами. Дальше между ног тянулся ремень сзади закрывая проход к дырочке и с застёжкой наверху у пояса. В другую сторону уходя дальше, через кольцо обтягивающее член и яички у основания и вверх на длинну члена, с кожанными ремешками облегащими пенис и традиционным кольцом на конце. В общем целая упряжь для сучкиного фаллика, которая крепко стягивала и обещала добавить массу неудобств, если случится полная эрекция. К этому же кольцу крепились два ремня уходяшие вверх по лобку и пришитые к поясу, сзади по половинкам попки тянулись такие же ремни. Хозяин проверил все пряжки и даже на руках и ошейник, чтоб ничего не слетело. Небрежно ввёл ему сзади небольшой вибратор, и закрыл дырочку, щёлкнув застёжкой, закрепляя пультик под одним из ремней у него на бедре.

 — Руки назад! — защёлкали карабинчики. Руки, оказались скованны сзади, согнутые, кистями к локтям с противоположных сторон и притянутые за ошейник вверх. Несколько кожанных ремней легли на них, допонительно перевязывая, прошли под грудью выше и ниже сосоков фиксируя руки к телу. Ники осторожно подёргал руками. Крепко. После Хозяин надел сучке повязку на глаза и вставил кляп, коротый был одновременно и расширителем, не позволяющим стиснуть зубы и крепящимся на застёжках резиновым фаллосом, предназначенным, чтоб заполнить скучающий рот. Отошёл любуясь результатом. Сучка осталась стоять, поднявшись на колени и раздвинув ноги в стороны. Господин обошёл по кругу осматривая Ники со всех сторон. Это была вполне милая картина. Ники поворачивал голову на шорох песка под его обувью.
 — Боишься?
Ники помедлил, потом решил, что не стоит лукавить и кивнул головой.
 — Хочешь я помогу тебе? — странное и сомнительное предложение. Но он решил рискнуть. Сново кивок головой. Господин приблизился и мягким движением заставил сучку опуститься головой в пол, задрал на попе шорты с одной стороны.
 — Не двигайся.
Ники замер, он уже и так всё понял. Помощь обернулась совсем не положительной стороной. Короткая незаметная боль и Господин опустошил шприц. Чуть растёр место укола и одёрнул шортики.
 — Это афродизиак, он поможет тебе остаться похотливой шлюхой, если у тебя вдруг ослабнет это желание.
Ник в ответ тихонечко и жалобно застонал.
 — Ну что ты, что ты? Вставай, на ноги!
Он заворочался и поднялся таки, покачнувшись так, что едва не рухнул на пол, но Господин во время поймал его, почувствовав мелкую дрожь сучкиного тела. Прижал спиной к себе. Ники ощутил попкой стоящий член Хозяина. Провёл руками по лицу, соскользнул к сосками, слегка их погладил и немного сжав оттянул, руки продолжили скольжение по талии и вниз. Господин сжал и там в кулак всё, что было, отпустил, сделал вибрацию сильнее, ещё немного помял сучкин членик, вернулся одной рукой к соскам. Сжал сильно, до боли, отпустил и снова стал гладить, губами дотронулся до уха и провёл кончиком языка, облизав по краешку, Ник совсем близко почувствовал его дыхание, после неожиданно укусил, потом начал целовать мочку уха, зажимая её между губ и лаская языком. Ники глубоко задышал, слегка постанывая. И не то, чтобы афродизиак уже начал действовать, нет, ему ещё было рано вступать в игру. А просто это было первый раз, чтоб Господин его обнимал, ласкал и специально возбуждал, добавляя в бесконечную боль ласку. Никин фалик встал уже так, что ремни сдерживаюшие его врезались в кожу. Больно. Опять стон.

 — Малыш, ты уже возбудился... этого достаточно. А теперь шагай рядом, а то нас уже заждались. — Хозяин прошептал это ему на ушко и взяв за волосы отодвинулся и пошёл вперёд. Ники шёл рядом, просто переставляя ватные ноги. В голове творился сполный хаос. Вскоре они пришли в знакомую залу, она уже снова была полна отдохнувшими людьми, они прошли мимо и судя по звукам остановились на месте, где стояла кровать. Ники сильно напрягало, что он ничего не видел, здесь явно что-то изменилось и он полагал, что всё это для него.
 — Ложись на спину, прямо на пол.
Ники повиновался, Господин взял пультик и пощёлкал кнопочками. Сверху на цепях спустилась палка, он присоединил к её концам ноги сучки, разводя их довольно ощутимо в стороны. Взял со столика ножницы, приказал не шевелиться и отрезал кончики чулочков, выпуская пальчики, обматал чем-то большие пальцы. Пошёлкал сново и она поползла вверх. Ники застонал понял что сейчас подвесят головой вниз, но изменить ничего не мог. Наконец он окончательно оторвался от земли и повис в воздухе. Господин провёл ему по внутренней стороне бёдер, успокаивая. Сейчас им предстояло работать на публику и Хозяин не хотел неожиданных нервных срывов. Ники, почувствовав его руки затих. После Господин поставил на его сосочки зажимчики, отстегнул резиновый кляп, так что у Ники во рту осталась только распорка и привязал что-то с серёжке, после потянул и Ники понял что и соски и язык соединены вместе, Господин пропустил цепочку через кольцо на застёжке члена и присоединил к конструкции, туда же вывел цепочки, идущие от пальчиков ног. Натяжение в итоге оказалось весьма сильным. Следом он вынул игрушку из попки Ники и заменил её на новую, внушительный вибратор с грушей на конце и пультиком управления, всё хорошо смазав и после того, как попа полностью проглотила