Попутчики

Было лето, июль, теплый поздний вечер выходного. Я шел вдоль дороги рядом с парком, где веселились подвыпившие компании и жались по кустам парочки. По пути встречались уличные девки, которые стояли на обочине дороги и ловили проезжавших клиентов. Настроение было не ахти, хотелось чего-то, сам не мог понять чего.

Девушки у меня в то время не было, и я с завистью и вожделением смотрел на сочных шлюх и обнимавшихся парочек. К тому же немного выпил в гостях до этого, и в голове и перед глазами висела дымка, все видел ясно, но отстраненно — как сквозь пелену или как во сне. На мне была легкая светлая майка и джинсы, хорошо облегавшие стройную фигуру. Когда я думал об этом, я испытывал какое-то сладкое чувство довольства своим телом, мне даже было жаль, что оно томится под одеждой и некому его оценить и насладиться им.

(К слову, я высокий, стройный, легкоатлетического сложения, с приятной гладкой и слегка смугловатой кожей, с красивым лицом и практически идеальной формы губами. Торс с приятным гладким рельефом и без растительност) И вот, я шел, вдыхая теплый воздух южной ночи и томясь нереализованным желанием. А его накопилось много во мне. Возбуждало очень многое — и обстановка вокруг, и то, как одежда облегала мое разогретое тело, как трусы обтягивали член, бедра и ягодицы, врезаясь между ними. К тому же, в этот вечер я надеялся подцепить девушку в гостях, и поэтому подготовился — весь вымылся и сбрил растительность ниже пупка, кроме лобка.

Перед этим насмотревшись западной порнухи, выбрил все еще и сзади и между ног, как у порнозвезд. Поэтому при ходьбе чувство было очень непривычное и будоражащее — гладкие ягодицы терлись друг о друга, пробуждая воображение и возбуждение своим собственным телом. И почему-то пришла мысль, что если меня переодеть в женское белье и платье, то я дам фору многим девушкам в этом парке. Ведь тело мое, хоть и имевшее легкий рельеф мышц, не отличалось грубостью и неказистостью. Это было красивое гладкое тело чистого юношы.

Мысли об этом возбуждали, я чувствовал приятное томление между ног и даже, как ни странно, сзади. Я подумал — как, должно быть, приятно, быть на месте женщины, которая будет заниматься любовью с этим телом. Когда я заходил в туалет в гостях, мне приятно было трогать себя снизу — за член и выбритые гладкие яйца, потом за ними между ног... И даже украдкой касался своей чистой гладкой юношеской попки, на которой не было ни единого волоска. Это было приятно и пОшло.

В эти моменты я думал, каким бы подарком было бы это тело для какого-нибудь любителя мальчиков. Конечно, потом стыдился этих мыслей, но в те мгновения меня это возбуждало. Красивая упругая попка с нежной розовой дырочкой, где еще никто не бывал. Девственная попка... Я шел и невольно думал об этом, чувствуя трущиеся о ягодицы и анус белье. В жизни я человек довольно своенравный и волевой. Но иногда под настроение, предаваясь пошлым фантазиям, я представлял себя в пассивной, подчиненной роли — и мне это доставляло какое-то темное, тяжелое удовольствие. Как бы пассивная компенсация за активную жизненную позицию.

Мне было приятно думать о таких запретных грязных вещах, когда мое тело грубо используют, представлять разные ситуации, когда я вынужден отдаваться для пошлых утех пользующихся своим положением сластолюбцев. И сейчас, когда я шел в одиночестве ночью вдоль дороги и парка, в голове роились самые развратные и непристойные мысли. Я был сильно возбужден, а легкое опьянение давало раскрепощенность. Мне хотелось быть другим человеком — не думающим о том, как он выглядит в глазах общества и что скажут другие, выпустить свое животное нутро вопреки нормам морали.

Мне хотелось, чтобы случайные прохожие засматривались на мою фигуру и хотели меня. Даже столбики паркового забора с круглыми набалдашниками казались мне сексуальными. До дома было еще далеко, а автобусы уже перестали ходить. Парк становился безлюднее, темнее и гуще, а по дороге ездило все меньше машин. Мне хотелось скорее прийти домой и заснуть, чтобы избавиться от этого томления. Я видел до этого, как шлюх подбирали проезжавшие машины, и подумал в шутку — интересно, а подобрал бы кто-нибудь так меня?

Уже прошло минут 10, и тут я услышал, как очередная машина, нагоняющая меня, останавливается рядом. Я совсем не ожидал такого и был взволнован и слегка испуган. Все-таки ночь, я один — мало ли что от меня захотят... Это была дешевая иномарка. Из темного салона мне сказали "Парень, тебя куда подвезти? ». Голос был вроде не агрессивный. Я открыл переднюю дверь и заглянул внутрь. Там сидело двое мужчин. Точнее, водитель был мужчиной лет 35 с приятной внешностью, но слегка неопрятный, а его пассажир на заднем сиденье — парень лет 25, тоже неплох собой. Они не вызывали особых подозрений, да и выглядели довольно интеллигентно, поэтому я сказал, куда мне надо ехать (а это другой конец города) и сел на переднее пассажирское сиденье. Машина тронулась.

Некоторое время ехали в тишине, смотря на освещенные пятна дороги и деревья. Я заметил, что оба моих спутника были слегка навеселе. И тут водитель спросил: — Почему ночью один идешь? — Девушку не нашел... — ответил я не очень уверенно. — Ты же красивый парень, что ж так? — Ну, не повезло сегодня... — Ну так может повезти по другому варианту, — Он улыбнулся немного хищно в свете приборной панели. — В смысле? — Хочешь немного заработать? Работка плевая. — Что надо делать? — Девушки нет, а как ты к мальчикам относишься? — неожиданно подал полушутливо голос парень с заднего сиденья, — С такой внешностью обычно себя не ограничивают... — Нет, меня отношения с парнями не привлекают, — ответил я, думая, куда же теперь все это зайдет и как быть.

 — Так никто об отношениях и не говорит. Ты член сосал когда-нибудь? — уже серьезно спросил он, а я при этом испытал легкий шок и прилив волнения во всем теле. Такая пошлая ситуация! Что ответить? Надо бы, сохранив достоинство, послать их, а самому добираться пешком. Но мысль о том, чтобы идти сейчас на своих двоих через весь город, чтобы только к утру попасть домой, меня ужаснула. — Нет, не сосал, — сказал я. — Я с мужчиной не был никогда... Я не знал, что сказать. Щеки налились краской, мне вдруг живо представилось, как я беру в рот (еще не знавший ни одного члена!) у незнакомого парня, случайного попутчика. Это возбуждало, эта пошлость, прямолинейность и анонимность. И вынужденность ситуации.

Пока я медлил с ответом, они поняли, что меня надо уломать, пока я колеблюсь. Они продолжили: — Так вот есть шанс попробовать. Отсоси у нас обоих, платим 50 баксов. Никто не узнает. Девки на соседней улице и за десятку сосут и глотают. — Да не парься ты, — добавил парень сзади, — никому мы не расскажем. Мы ж тебя не знаем, мы приезжие. Да попробуешь — самому понравится! Все по доброй воле! Давай, попробуй! Тут я понял, что машина уже несколько минут стоит в каком-то глухом закутке между стен и деревьев.

Я впал в еще большее замешательство, во мне все кричало, что нужно уходить, не соглашаться, но пошлая струнка внутри была затронута, а воображение рисовало очень пошлые картинки, и тело было разогрето. И вдруг я увидел, как мой сосед сбоку, водитель, расстегивает ширинку и немного стягивает штаны. И в полумраке я увидел выбивающиеся из-под майки темные лобковые волосы еще не стоЯщий увесистый член. его владелец явно не считал необходимым его брить. Но это даже возбуждало — такая животная похоть.

Волосы у него были больше на лобке, а ниже ствола их было намного меньше, и большие яйца отчетливо вырисовывались между ног. Я не мог отвести глаз от этого зрелища, не веря себе и этой ситуации. — Молчание — знак согласия! Сейчас ты будешь нашей шлюхой, будешь сосать у нас за деньги. Мы сняли тебя на улице, и ты сделаешь минет нам прямо в машине, как и положено! Давай, бери его в рот! Обработай его как  следует! Сильная рука пригнула мою голову так, что член оказался прямо у меня перед лицом. Я чувствовал его пошлый запах — его явно не мыли сегодня. Я все еще не решался что-то сделать, как тут он еще сильнее пригнул меня к своему члену, так, что я носом и губами уперся в него и в мошонку. — Давай, девка, бери его в рот! Делай все старательно, чтобы мы тебе заплатили! Соси давай!

Я машинально подчинился, совсем презирая себя внутри, и в тоже время испытывая чувство освобождения и вседовзоленности, то, чего я так долго хотел. Было странное чувство, как будто это происходит не со мной. Я видел прямо перед собой большой волосатый член, вдыхал его пошлый запах... Я испытывал поначалу только отвращение. Но чуть позже появилось и любопытство "А каково это? Ведь многим же нравится... ». Скрепив сердце, я решил взять его в рот. "Будь что будет! Хоть буду знать, что это такое. Все равно они тут проездом, никто не узнает. » — Ну, хватит смотреть на него, бери его в рот! — раздалось надо мной.

Я стал касаться губами и языком члена и мошонки. Их запах заполнил все мое восприятие, как бы подчеркивая, какую грязную работу я сейчас буду делать своим ртом. Я взял в рот неокрепший ствол, горьковато-соленый на вкус. Это было отвратительно и унизительно. Но и любопытно в то же время. Рука сверху придерживала мою голову, не давая ей подняться высоко. Я зарылся лицом в волосатый пах незнакомому мужчине и ублажал его. Я стал посасывать и мять во рту его еще не вставший потный член и яйца.

Пересиливая себя, я старался делать все хорошо, вспоминая движения и приемы из порнофильмов. Какое падение! Как уличная девка, как последняя шлюха, я делал ему минет своим чистым красивым и недавно девственным ртом. Его член набух, увеличился и встал, около 18 см. Я отвел кожицу, чтобы увидеть то, что под ней. В лицо мне упирался мощный жилистый ствол с большой пунцовой головкой, не совсем грязный, но и не свежевымытый. На головке был легкий налет из засохшей мочи и, возможно, остатков спермы. Это еще больше угнетало, но и уже возбуждало. Какая грязь! Из этого члена сцали и кончали, а я настолько пал (а), что сейчас заглочу его максимально глубоко в рот и буду очищать его языком и губами, глотая его выделения.

И я опустился ртом до предела на ствол члена. Было странное и интересное чувство во рту — такая теплая, снаружи мягко-упругая, а внутри твердая палка, покрытая прожилками и морщинками. Вместе с отвращением, было в этом и что-то приятное. Я представил, что я в порнухе, что это игра. Начал ритмично и просто сосать ствол, полизывая головку, водя головой вверх-вниз. Постепенно меня это раззодорило, даже понравилось ощущать свою женскую роль в этом процессе.

Член был большой и бугристый. "Как странно, им бы должны ебать какую-нибудь пизду, а он у меня во рту... ». И я словил себя на том, что мне уже понравился этот пошлый запах и горьковато-соленый вкус. И мне уже нравились эти большие яйца в моршинистой мошонке, мне даже вдруг захотелось взять их в рот. В этом было что-то темное, животное, пульсирующее. Раз уж согласился быть шлюхой, так надо быть ей до конца. И в впал в забытье — слюнявил, лизал, сосал, покусывал, хватал губами сам ствол и яйца. Я вошел в ритм. Я забыл о существовании окружающего мира, для меня существовал только член моего господина и я, как его обслуга.

Мой рот предназначался только лишь для того, чтобы ублажать его, чтобы быть дыркой, пиздой в лице. Я вошел в ритм, чувствуя тяжелое сладкое томление между ног и между ягодиц. Я как будто полировал его, этот мощный толстый жилистый стержень. Он уже был весь покрыт моей слюной, скользил во рту, как леденец, и блестел. Когда я доставал его изо рта, я видел раскрасневшуюся головку со смотревшим на меня приоткрытым отверстием мочевого канала. Зрелище было очень неприличное, но мне уж обалденно нравилось смотреть на головку и облизывать — такую круглую, гладкую...

 — Хорошо сосешь для дебютантки, шлюха! — прорывалось откуда-то из другого мира. А я послушно продолжал (а) сосать. Мои губы и язык получали удовольствие от этого процесса, стали тоже эрогенной зоной и налились кровью. Я забыл (а) о нашем соседе сзади, но, случайно взглянув вверх, увидел (а), что он навис над нами и снимает это все на мобилу. Я хотел (а) возмутиться, но он опередил: — Да успокойся, все нормально, тут слишком темно, чтобы тебя узнать. Видно просто, что сосешь. Выложим в интернет — пусть обзавидуются! Будешь звездой, соска!

Меня еще больше завели его слова. Быть объектом вожделения для тысяч сластолюбцев! Сколько членов будет кончать перед мониторами, желая меня! Я почувствовала совсем себя бесстыжей и начала постанывать и изгибаться. Т. к. я и так была изогнута, то джинсы сползли с моей узкой талии, приоткрыв верхнюю половину попки и полоску трусов. Мне нравилось, что на меня смотрят, снимают, что меня грязно хотят. Что я, мой рот, моя попка — объект сильного желания для многих мужчин. И я стала отсасывать член моего господина с еще большим рвением, изощрением и удовольствием, причмокивая и облизывая все его выступы и впадинки, морщинки и гладкие места.

Мне хотелось стать порнозвездой. Я представила, как это выглядит снаружи, и со стоном выдохнула от разлившегося по телу удовольствия и томления. Рука сверху стала надавливать больше, а член погружаться глубже мне в рот, тычась во вход глотки. Я замычала, протестуя, но он лишь сказал: — Шлюха, ты думала обойтись обычным отсосом? Уже другие времена! Все девки это умеют, и тебе пора учиться! Насаживайся на него глоткой, а то не получишь денег! Давай! Глубже! Я задыхалась, но заглатывала его толстый поршень в свою узкую непроебанную глотку.

Было странное чувство возбуждения, падения, боли, удушья, тошноты и наслаждения. Член, особенно набухшая головка, раздирали ее, как будто лишая девственности. — Давай, соска, учись, разрабатывай горло — будешь дорого стоить! — приговаривал мой господин. Я не могла ни сглотнуть, и вздохнуть — толстый соленый потный член, как шомпол в дуле ружья, проходил мою глотку туда-сюда, вызывая тошноту и круги перед глазами. Мои щеки давно уже были в слюне, слюна свисала толстыми нитями с подбородка и носа, стекала по стволу и яйцам, скапливаясь пузыристыми лужицами в их впадинах. Когда он давал мне вздохнуть, пузыри слюны вырывались изо рта вместе с горячим членом.

Не знаю, сколько это продолжалось, но, как мне показалось, довольно долго. — А теперь глотай все, хуесоска, чтобы ни одной капли не протекло! Не хочу штаны пачкать. Чтобы все проглотила! Я не успела ответить, т. к. он уже тоже во всю быстро работал членом, орудуя им у меня в том, что некогда было ртом и глоткой, а сейчас имело разношенный и использованный вид. Рука еще крепче прижала меня к его паху, лобковые волосы терлись о мою щеку, а о другую бились мокрые обслюнявленные яйца.

Я уже несколько раз подавляла рвотный рефлекс, но все равно из глотки то и дело протекали струйки желудочного сока, который стекал по подбородку и яйцам. На губах была вязкая пена и пузыри от взбитой слюны и желудочного сока. Я была полной блядью, узнай об этом мои родные и знакомый — какой был бы позор! Но ведь они обещали, никто не узнает... И я старалась... Хотя это уже был не минет, это уже была откровенная жесткая ебля моего рта и глотки... Меня практически насиловали в рот, т. к. я не могла пошевелиться. Все это происходило в тишине. Он сопел, но не стонал. Музыки не было. Только пошлое шуршание одежды, причмокивание и шлепанье яиц о мою щеку.

И тут его пушка, набрав предельную скорость, выстрелила горячей вязкой струей горьковато-пряной спермы прямо у меня во рту... Я ничего не успела сделать, а член, не останавливаясь, с размаху воткнулся мне в горло до предела, продолжая кончать, наполняя мою глотку семенем. Потом опять вышел из глотки в рот, и обильно выливал продукт своих яиц мне туда. Потом опять в глотку и обратно. Я начала захлебываться, мой рот и горло были переполнены чужим семенем. Какое варварское обращение с женщиной! Я судорожно глотала все, водя языком по полости рта, счищая все это. — Стой! — сказал он, — Не глотай все! Подожди, сейчас мы тебя там промоем!

Его член еще стоял, но уже слабее и мягче. Он сосредоточился, а потом направил мне его в рот и, к моему ужасу, нагло стал сцать мне туда! В мой нежный ротик сцал своим грязным потным кончившим хуем незнакомый мужик! Я чувствовала, как теплая струя соленой мочи ударяет мне в разъезженное горло, как рот быстро наполняется... Он зажал мне нос. Чтобы не захлебнуться, мне пришлось быстро все глотать. Моча и сперма постороннего человека наполняет мой живот! Я куда хуже, чем блядь. Меня использовали, как писсуар. Мой рот — писсуар... Он прекратил сцать, от пустил мне нос и сказал: — А теперь почисти мой рабочий орган. А ну, быстро!

И мне пришлось слизывать с его *уя, лобка и яиц все, что натекло за время моего обслуживания. Я работала утилизатором. И мне это нравилось. Я хотела еще и еще чувствовать настоящий мощный член у себя во рту, его округлую головку, лизать яйца... Еще раз почувствовать вкус семени во рту... Я откинулась в кресле и вздохнула. Увидела себя в зеркале и была поражена, до чего ж похотливым и униженным был мой вид — мокрое лицо, все в слюне, моче и остатках спермы, растянутый красный рот, охмелевший вид бесстыжий... Меня бесцеремонно поимели в рот... И хотелось еще.

Я глянула назад, вспоминв о парне на заднем сиденье. Он смотрел на меня с однознычным намерением, и это было видно по розовым щекам и бугорку на его штанах. — Ну что, соска, надо закрепить пройденный материал! — он спустил штаны, но оставил светло-серые трусы, что еще больше возбуждало, т. к. подчеркнуто облегало внушительный половой орган. — Давай, перелезай сюда, обслужишь меня. Ты пока отработала лишь половину суммы! Я послушно пересела на заднее сидение и сразу сама нагнулась лицом ему в пах. Я хотела ощутить новый молодой член у себя во рту. его член стоял на полную, и трусы были натянуты, обнажая куст лобковых волос.

Я взяла край трусов зубами и начала стягивать постепенно, наслаждаясь открывающимся видом. А там было на что посмотреть. Парень был худощавый, но член у него был толстый и красивый, и тоже около 17—18 см! Я нарочно уткнулась лицом в пах, пока снимала ртом трусы, чтобы проехать носом по лобку с его вьющимися каштановыми волосами и пошлым запашком, потом немного по напряженному стволу, потом с особым удовольствием — по мягким отвисшим розовым яйцам. Ему явно нравилось наблюдать это. Еще бы — случайно снятый на улице красивый парень, не гей к тому же, с таким рвением и самоунижением обслуживает его прямо в машине недалеко от места, где его подобрали!

Я немного поработала рукой, смотря, как кожица на члене ездит к и от головки, а потом начала лизать его. С особым упоением я вдыхала запах лобка и чувствовала вкус день немытого члена. Залупа у него была большая и соленая. Я настойчиво пыталась внедрить свой язычок в дырочку его хуя, но это получалось лишь отчасти. Мне так нравился грязный вкус старой мочи на его головке, что я даже замычала от удовольствия. Член был теплый, приятный, упругий. Красивый член молодого парня. Я остановилась полюбоваться на него, но тут мне сказали: — Давай работай, сосалка, нечего отдыхать. Полижи мне залупу кончиком своего язычка!

И я стала усердно работать язычком, как прилежная ученица. Я водила им по венчику головки и вверх-вниз по стволу, затем круговыми движениями... Потом лизала яйца, потом снова член... Очень захотелось взять в рот, и начала усердно с причокиваниями отасывать, как последняя блядь. — Лижи мне залупу, шлюха! Будь настоящей уличной девкой, умей по-разному ублажать клиента! И я опять лизала. Видя прямо перед собой кончик своего языка, касающегося его соленой залупы и взмокшего члена и яиц, я очень томилась возбуждением.

Я опять заметила, что меня снимают на видео. Я не возражала, на оборот, так лицо повернула, чтобы лучше было видно. — Хочешь видеть, как ты сосешь? — спросил водитель. — Да... — Так смотри. И он взял в руки передо мной зеркальце, которое достал в бардачке, так, чтобы я могла видеть свою работу. И это было восхитительно! Видеть, как потный пахучий волосатый член входит и выходит из моего розового рта, как слюна покрывает мои светло-розовые щеки, как яйца плотным мешочком болтаются у меня перед носом — было просто блаженством, и вместе с тем — издевательством. Я падшая девка. Точнее я мальчик-девка.

Девка с членом и яйцами, с пиздой и писсуаром вместо рта. Я продолжала интенсивно лизать его красивое немытое достоинство, как он неожиданно кочнил горячей струей мне на лицо. Я машинально открыла рот, и он продолжил выбрызгивать свое молодое семя мне на язык и губы. Он остановился. Я посмотрела на себя в зеркальце — впечатляющее зрелище. На бровях и в уголке глаза висят капли спермы, щеки и нос в слюне и в сперме, в открытом рту белеет лужица семени на языке, с подбородка висит слюна и тоже сперма... Какая я классная шлюха!

Неожиданно водитель взял мою голову обеими руками и зафиксировал, чтобы я не могла дернуться, при этом продолжая видеть себя в зеркале. И наглый пацан в это время тоже начал сцать прямо мне в рот! Соленой желтой мочей. Они что, договорились?! Мне пришлось сглатывать, держа рот открытым. Но видя этот процесс в отражении, я чуть не закричала от дикого возбуждения. Вид члена, направившего мне в раскрутый рот струю своей мочи, как в общественный писсуар, приводил меня в исступление. Я судорожно глотала все, что мне наливали в рот.

 — Молодец, ротик! Ты отработала свои 50 баксов. Но вот, что я думаю. Ты хорошая соска, но пора тебе стать настоящей блядью по-полной. — Что вы хотите? — Мы хотим выебать тебя во все дыры! Мы хотим разработать твое девственное очко! Тебе же понравились наши хуи? — Ну... да... — Так вот. Заплатим тебе еще двадцатку сверху, если согласишься. — Ну... хорошо, давайте. — потупив взгляд, сказала я. — Была соской, пришло время стать подстилкой! Мы вышли из машины. Уже светало. Они достали из багажника покрывало и постелили на траву. — Становись раком, блядь!

Я исполнила их требования. Они порывисто содрали с меня штаны и трусы. Стали лапать и шлепать мою красивую выбритую попку. При этом тоже снимали видео. (Потом я видел его на одном порносайте, так вот — выглядело потрясающе в утреннем синем свете — попка, круглая, красивая и упругая — потрясающе белела на фоне трав) Затем водитель развел мне ягодицы, плюнул на самый вход внутрь и сказал: — Нянчиться тут с тобой не будем. Разработаем твою мальчиковую пи*ду сходу и без церемоний!

Я думала, что он станет готовить меня пальцем и т. д., но откровенно испугалась, почувствовав упершийся мне в задний проход твердый толстый член. — Подожди... — начала я... — Потом подождешь! И круги пошли у меня перед глазами. Анус пронизала острая боль. Водитель налег на него всем своим весом с намерением проторить себе дорогу в моем девичьем заднем проходе. Он давил на мой нежный розовый сфинктер, не знавший такого обращения, пока тот не стал поддаваться. Вначале вхождения было возбуждающе и немного приятно, но по мере погружения толстой залупы и расширения колец сфинктера мне становилось все больнее.

Я пыталась отодвинуться от него, но меня крепко держали. Мне казалось, мне там все порвут, так сильно было все увеличивающееся растяжение... Особенно больно было внутренним кольцам сфинктера — как я сейчас знаю — особо чувствительным. Боль была такая, что потемнело в глазах. Наконец, он с садистским упоением прошел последнее кольцо своей большой головкой и вошел в прямую кишку. Я почувствовал, как залупа уперласть вне во что-то внутри... Это была стенка кишки рядом с простатой.

От возбуждения и осознания полунасильственного лишения анальной девственности его орудие распухло до предела и достигло очень внушительных размеров в толщину, особенно это чувствовалось моей бедной попкой. Мою красивую аккуратную попку лишили девственности! Это возбуждало, несмотря на боль. Он начал ездить членом в попке туда-сюда, все увеличивая амплитуду. И когда головка стала выходить из прямой кишки опять через колmца сфинктера, мне стало больно.

Но он игнорировал мои стоны и мольбы и продолжал насиловать меня в задницу. Теперь его хуй уже полностью выходил и входил до предела с размаху в мою розово-красную дырочку, которая стала принимать размеры дыры. Я слышал хлюпанье кишечника через раскрытую дырку ануса, пока он не заталкивал опять в нее свой здоровый поршень. Как в порнофильмах, моя бритая попка выглядела потрясающе — почти как у спортивной женщины, только с болтающимися яйцами между ног.

Растянутая красная дырка демонстрировала мои внутренности камере мобилы. "Хорошо, хоть посрать успела как следует» — подумала я. Попка была чисто выбритой и чисто вымытой, а внутри свободной для вхождения. Только небольшие еле заметные пятна от остатков внутреннего содержимого появились на краях ягодиц прямо у входа в анус. Это добавляло пошлой аппетитности зрелищу. Тут водитель вынул свой член из меня и сказал парню: — Давай теперь ты разработай пизду этому девкопацану!

И тот без промедления всадил в мою уже закрывшуюся дырочку свой красивый молодой член. Хуи, которые я только что отсасывала, которые были у меня во рту, теперь во всю растягивали и ебали мою нежную невинную попу. Я не ожидала, но у моего лица оказался водила и без слов, держа одной рукой меня за голову, засадил мне в рот свой здоровый хуй, пахнущий моей задницей. Прошла волна возмущения по мне, но потом мне это понравилось — я становилась анальной шлюхой, профессионалкой минета грязного хуя из жопы. Хорошо, что дерьма на нем не было.

Е*ал в рот он меня интенсивно и без передышки. В то же время с другого конца позвоночника меня ебал в расширяющийся задний проход его товарищ. Вдруг старший сказал "Стой» и вытащил из меня хуй, как и младший тоже. — Сейчас мы тебя разработаем как следует, чтобы век помнил, хуесос! Чтобы ты уже жить не смог без хуя в жопе! — разгорячившись, они много матерились. И стоял раком на коленях и не совсем понимал, что они там делают. И тут мне в попку с размаху воткнули пивную бутылку!

По телу пробежала волна шока. я даже онемела. А они уже работали ей с увеличением амплитуды — все глубже и глубже... Бутылка, относительно узкая у горлышка, расширялась к основанию, доставляя мне сильную, но уже приятную боль, а попке — интенсивную тренировку на ритмичное растяжение. Было слышно хлюпанье гоняемого воздуха по моему кишечнику, к тому же из бутылки в меня вылились отстатки пива. Часть затекла в меня, часть потекла по промежности и яйцам. Я лежала безмолвно задрав истязаемую задницу, максимально раздвинув ноги.

Бутылка входила уже наполовину, колцо ануса было растянуто сантиметров на 5 в диаметре, и это называется лишение девственности! Да это садизм! Я услышал звук открываемой бытулки и шипение пива... И тут мне воткнули новую бутылку вместо пустой — полную пива! И стали интенсивно ей меня разрабатывать. Меня насиловали бутылкой с пивом, и моя прямая кишка уже была наполнена им, оно выбрызгивало наружу, взбивалось пеной внутри попы и снаружи на ее входе... Вместе с анальной слизью получилась стойкая желтоватая пена... Я изо всех сил тужился попой, как будто в туалете. Так она становилась шире и проще входило все.

К я потом посмотрел на видео — попка уже была частично вывернута наружу таким впухшим красным кольцом с бело-желтой пеной вокруг... И зияющей красно-бордовой дырой, ведущую внутрь меня... Подумать только, я позволила двум незнакомцам изнасиловать себя членами и бутылкой с пивом в до этого не знавший члена тугой задний проход! Теперь я инициирована по полной программе. Разработаны все мои дыры.

Я дешевая уличная шлюха. Девочко-мальчик с пиздой на ползадницы и пиздой вместо рта. И теперь они опять стали сцать в меня, только не в рот, а в широко раскрытое отверстие между белыми ягодицами! Моча заполняла мои внутренности, смешивалась с пивом, текла по спине и попке, по ногам и яйцам... Моя светлая майка уже была вся мокрая. Меня использовали как туалет, во все дыры...

Попка была красиво растянута — розовое кольцо на светлом фоне с натянутой по краям раздраженной кожей и вытекающими струйками жидкости из нее. Но я хотела большего. Я хотела, чтобы ее растерзали, чтобы меня выебали так, чтобы я сама кончила, чтобы довели до потери пульса. И так и вышло. Парень лег под меня и заставил сесть на его член. Но этим не кончислось. Старший пристроился ко мне сзади, и стал вводить свой прибор прямо туда же, где уже был прибор пацана! Они хотели выебать меня двумя хуями в одну дыру одновременно! Я же только начала учиться, я же не профессионалка, они же меня там порвут!...

Но меня никто не слушал... Было очень больно, я охала и стонала... Попка болела, горела, пекла... Но толстый член неумолимо продирал себе в ней дорогу, растягивая до предела, то копчика и тазовых костей. И вошел. Я была в полуобморочном состоянии, а они продолжали ебать меня без остановки, ездить во мне двумя членами, перетирая стенки ануса и прямой кишки, долбя в простату. Было и ужасно больно, и ужасно кайфово.

Я кончила без рук раза 3, пока они не остановились и не наспускали в меня содержимое своих сочных яиц. Они вышли из меня, но я так и осталась стоять раком на подстилке. Они снимали меня на видео, но я ничего не осознавала. Отсутствующее лицо, мокрая майка, развороченная пацанья пизда, зияющая между ягодиц, на которых остались красные отпечатки пальцев и струйки жидкости... Из растянутой дыры между ног вытекала смесь пива, мочи и спермы... Вокруг ануса было кольцо из взбитой бутылками и хуями пены... Попка была открыта. Они снимали.

Я пошевелилась и почувствовала, как внутри меня в животе в кишках и желудке переливаются с обоих дыр залитые чужие жидкости. Я вставила пальцы в попу и зачерпнула оттуда вязкой смеси. Засунула их себе в рот и стал высасывать и сглатывать ее с пальцев. Потом еще и еще. Потом попросила их вставить уже вялые члены мне в попку, вынуть и дать пососать. Так и сделали. Я наслаждалась вкусом в полуотключке. А потом они достали из багажника короткий шланг и вставили его одним концом мне в дыру между ног, а другим мне в рот. И я стала, как через трубочку, пить этот развратный пошлый сок их и моего тел.

 — Знатная из тебя вышла шлюха! Ты настоящая соска, подстилка, бралка и давалка! На тебе 70 баксов, честно заработала, девка! Не хуже других уличных девок! Только у тебя задница получше и потуже! И сосешь ты энергичнее! Ну, поехали домой! Дома, когда они уехали, я с зудящим задним проходом доплелась до кровати и отключилась. На следующий день, и еще через день, и еще, и еще, — я уже не могла без бутылочки в своей заднице. Мне нравилась эта боль и форсированная феминизация через анус.

Но пока не смогла решиться завести отношения с парнем, хотя так хочется еще отсосать и дать себя выебать в зад! Ведь мое гибкое молодое тело так красиво, грех был бы не дать им попользоваться каким-нибудь развратникам!...

(c) 2008 Curious Body icq 476530568 Комментарии и пожелания пишите на Буду рад общению с качественными извращенцами, у которых богатая фантазия!